Беспокоят меня мрачные перспективы. Одна из них – немощная старость. Сама мысль о том, что я стану старым, не так уж меня тревожит. Не вижу ничего особенно страшного в том, чтобы лишиться молодости, волос и зубов. Но впасть в старческий маразм? Ужасно! Ходить к специалистам по болезни Альцгеймера так неприятно. Седоволосые старики смотрят в пространство пустым взглядом, задают продиктованные слабоумием вопросы. Не хотелось бы дойти до такого.

Преследует меня и страх, что я не смогу обеспечить свою семью. В еще одном варианте наихудшего сценария развития событий моя жена Деналин переживет меня, наши сбережения растают, и она станет нищей, целиком зависящей от щедрости какого-то доброго незнакомца. Она советует мне гнать такие мысли, говорит, что это просто глупо. Легче сказать, чем сделать, отвечаю я.

Эти потаенные страхи…86

Чего вы больше всего боитесь? Скажем, публично осрамиться или оказаться безработным, просто высоты или темноты? Что никогда не найдете хорошего мужа или что никогда не выздоровеете? Что вас обманут, бросят, забудут?

Существуют реальные страхи, порожденные вполне оправданными опасениями. Но если их не укрощать, они дадут метастазы маниакальности. Дорожка от благоразумия к паранойе – короткая и скользкая.

Благоразумие пристегивает ремни безопасности. Паранойя вообще не садится в эти ужасные машины.

Благоразумие накапливает сбережения на старость. Паранойя жадно трясется даже над полной рухлядью.

Благоразумие готовится и планирует. Паранойя паникует. Благоразумие оценивает риск и ныряет в воду. Паранойя и близко не подходит к краю бассейна.

Живая метафора

Слова «нырять» и «вода» пришли мне в голову, когда я писал эту главу, сидя в отеле, рядом с плавательным бассейном. Какой-то мужчина играет с двумя маленькими дочками. Он уже в воде, они прыгают к нему в объятья. Простите, уточню: одна прыгает, другая колеблется. Та, что сухая, с радостью смотрит, как прыгает ее сестра. Она приплясывает и кружится, когда та прыгнет. Но в ответ на все призывы отца она только трясет головой и отбегает назад.

Gilbert-Pool-Cleaning-Company-9 (1)
33134645 — adorable little girl with curly hair wearing a colorful swimming suit playing with water splashes at beautiful pool in a tropical resort having fun during family summer vacation

Живая метафора! Сколько людей так и проводят всю свою жизнь на краю бассейна? Прислушиваясь к голосу осторожности. Пренебрегая словами веры. Ни разу не прыгнув в воду. С радостью переживая чужое, заимствованное счастье. Предпочитая никогда не рисковать, чем однажды решиться. Из-за страха худшего они никогда не получают самого лучшего в жизни.

А ее сестра, напротив, прыгает. Не в глупом порыве, а с убежденностью в доброй заботе отца, доверяясь силе его рук. Таков был выбор Иисуса. Иисус не только говорил о страхе. Он испытал его.

Иисус боялся?

Кульминационный акт евангельской драмы разыгрывается в двух сценах – в Гефсиманском саду и на Голгофском кресте. Распятие в пятницу раскрывает нам величайшие муки. В Гефсиманском саду в четверг проявляется величайший страх. Это там, среди олив, Иисус «пал на землю и молился, чтобы, если возможно, миновал Его час сей; и говорил: Авва Отче! всё возможно Тебе; пронеси чашу сию мимо Меня; но не чего Я хочу, а чего Ты» (Мк. 14:35-36).

Евангелист Марк изображает Иисуса бледным и трясущимся. Он «начал ужасаться и тосковать» (Мк. 14:33). Глагол «ужасаться» употребляется «по отношению к человеку, который беспомощен и сбит с толку, которого тревожит и мучает угроза какого-то надвигающегося несчастья».

Матфей согласен с Марком. Он говорит, что Иисус «начал скорбеть и тосковать» (Мф. 26:37)4; в других английских переводах: Он был «угнетен и встревожен»; «в терзаниях и в страхе».

Мы никогда не видели Христа таким. Ни в бурю на море Галилейском, ни с бесноватыми, вышедшими из гробов, ни на вершине горы в Назарете. Мы никогда не слышали от Него таких стонов и не видели такого страха в Его глазах. И никогда мы не читали ничего подобного: «Он тонул в водовороте смертельной агонии» (Мк. 14:33).

Это серьезнейший момент. Бог стал плотью, и Плоть ощущает неподдельный страх. Почему? Чего боится Иисус? Это как-то связано с чашей. «Пронеси чашу сию мимо Меня». В библейской лексике «чаша» означает нечто большее, нежели «посуда для питья». «Чаша» подразумевает Божий гнев, суд и наказание.

Чаша подразумевала наихудшее для Иисуса развитие событий: необходимость принять на Себя Божий гнев. Он никогда не ощущал ярости Божьей, не заслуживал ее. Он никогда не испытывал такого отчуждения от Отца – Они были от вечности единосущны. Он никогда не знал физической смерти – Он был бессмертным Существом. Но уже через несколько часов Иисус со всем этим столкнется. Бог обрушит ярость Своей ненависти к греху на несущего грех Сына. И Иисус в ужасе. В смертельном ужасе. И то, как Он обошелся с этим страхом, показывает нам, как поступать с нашими страхами.

Он молился

Иисус противопоставил главному Своему страху искреннюю молитву.

Именно так. Молитва Иисуса в саду Гефсиманском – это молитва ребенка. «Авва!» –молится Он, обращаясь к Богу вполне по-семейному, словно сынишка, залезающий к отцу на колени.

Молиться – значит безмятежно сидеть на коленях у Бога, положив руки на Его рулевое колесо. Он контролирует скорость, крутые повороты, обеспечивает безопасность езды. А мы высказываем свои просьбы. Мы просим Бога: «Пронеси мимо чашу сию». Эту чашу болезней, предательства, разорения, безработицы, конфликтов и старости. Молитва эта так проста. И эта простая молитва помогла Иисусу совладать с самым глубоким страхом.

Ведите себя так же. Говорите о своих страхах конкретно. Уточните, что это за «чаша сия», и расскажите о ней Богу. Выражая свои опасения словами, вы их развенчиваете. Они глупо выглядят, когда полностью обнажены.

Страх единственный противник жизни

Страх ищет твое самое слабое место и безошибочно его находит. Он рождается в  твоей голове. Только что с тобой были твое спокойствие, твое самообладание, твоя безмятежность. И вдруг страх, рядящийся в одежды вежливых сомнений, пробирается, как шпион, в твой разум.

Потом ты начинаешь тревожиться. На выручку тебе приходит рассудок. Это тебя подбадривает. Рассудок до зубов вооружен самыми современными техническими средствами. И все же, к величайшему твоему изумлению, несмотря на подавляющее превосходство в стратегии и множество бесспорных побед, рассудок оказывается повержен. Чувствуешь себя слабеньким, дрожащим существом. Твоя тревога превращается в панический ужас…

Очень быстро принимаешь опрометчивое решение. Отрекаешься от двух своих последних союзников – от надежды и веры. И вот, ты сам себе нанес сокрушительный удар. Страх, который есть лишь впечатление, восторжествовал над тобою.

Облеки свой страх в слова

Наша обязанность – сдернуть завесу, обнажить наши страхи, их все и каждый из них. Подобно вампирам, они не выносят солнечного света. Страх из-за денег, страх из-за взаимоотношений с близкими, страх из-за ваших трудностей на работе, страх из-за вашей незащищенности – назовите их все поименно в молитве. Вытащите их за шкирку руками разума, поставьте их перед Богом, чтобы они получили по заслугам!

Иисус не прятал Свои страхи. Он «с сильным воплем и со слезами принес молитвы и моления Могущему спасти Его от смерти» (Евр. 5:7). Он молился достаточно громко, чтобы окружающие услышали и запомнили, а Своих друзей Он просил молиться вместе с Ним.

Его молитва в Гефсимании стала для христиан прообразом действующей церкви – места, где страхи могут быть выражены словами, преданы огласке, разоблачены и развенчаны, где обретается спасение от «бессловесной тьмы» загнанных в подсознание страхов.

Когда в следующий раз столкнетесь с худшим, что могло случиться, поступите именно так. Выразите свои страхи словами в кругу стремящихся к Богу людей. Это важный шаг. Найдите своих Петра, Иакова и Иоанна (можно надеяться, что ваши не уснут настолько быстро). Очень важно (и очень хорошо) следующее: вы не обязаны жить в одиночестве со своими страхами.

И кроме того, а что если ваши страхи – всего лишь козни диавола? Злобные адские шуточки?

Не трать свою жизнь на страх2522ed3895966ae9d515c1d9b752a60d

Есть у меня приятель, которого долго приводило в ужас письмо из налоговой службы. По расчетам налоговиков выходило, что он задолжал какую-то огромную сумму, выплатить которую был уже не в состоянии. Налоговики сказали ему, что пришлют письмо с уточнениями. Когда письмо пришло, мужество окончательно покинуло моего друга. Он не мог заставить себя вскрыть письмо, и оно пролежало на столе пять дней, наводя на него жуткий страх. Какая сумма там указана? Где он возьмет деньги? На какой срок его засадят в тюрьму? В конце концов, он собрался с духом и вскрыл конверт. И нашел там не счет к оплате, а чек для обналичивания. Оказывается, это налоговая служба осталась ему должна! Он потратил пять дней жизни на бессмысленный страх. Лишь очень немногие чудовища могут оправдать тот страх, который мы перед ними испытываем.

«…чего убоюсь? Смерти ли? Но ты знаешь, что Христос – вот моя жизнь, и обрету ее через смерть. Изгнания ли? Но ведь Господня – земля и все, что наполняет ее. Потери имущества? Но ведь мы приходим в мир ни с чем, ни с чем и уходим. Потому все ужасы мирские презренны в очах моих; а все блага мирские мне смешны. Нищеты я не боюсь, богатства не ищу. От смерти не бегу».

Иоанн Златоустkid-jumping-into-pool (1)

Кстати, рад вам сообщить, что та девочка у бассейна тоже решила довериться своему отцу. После его долгих уговоров и заботливых наставлений сестры она зажала пальцами нос и прыгнула. А потом прыгала еще раз десять, не меньше. И, слава Богу, еще один страх пал жертвой детской доверчивости.

Макс Лукадо, из книги «Бесстрашные»          

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s